Category: образование

фото

"Атомная энергия для военных целей", Г. Д. Смит.

И двух недель не прошло, как  после отличной книги по иностранному мне попался этот великолепный самоучитель по ядерной физике. Нет, без шуток, если я все правильно помню, в школе мы на соответствующий раздел тратили четверть или даже две. За это время можно было прочесть всего Смита, собственно, он по толщине ничем не выделился бы среди остальных учебников. Материал там излагается существенно больший, чем в школьный программе, усваивается он лучше, ну а заодно прекрасно передает романтику центрифуг и ускорителей - новых ядерщиков бы вербовал одного за другим. Использование в школе чего-то другого - преступление, которое вредит нашей физике сильнее, чем любые пертурбации с РАН. 

Книга - научно-технический отчет о том, как американцы делали атомную бомбу. Естественно без точных цифр и окончательных конструкций, но все же очень откровенно, примерно в таком стиле, как мы на технических конференциях выступаем. Мне кажется, о последней версии оружия так в наше время не пишут.

В описании событий и последовательности создания заводов отчет заметно перекрывается с мемуарами Гровса, но если жалко времени читать две книги на близкую тему, то я бы советовал Смита, хотя лучше все же обе. kouzdra, спасибо за наводку.

"День Опричника" Владимир Сорокин

Мне в своё время настолько понравился "День Отличника" Максима Кононенко, что когда Сорокин написал на него пародию(*), не прочесть её оказалось абсолютно невозможно. Получилась книга, к сожалению, заметно хуже оригинала: полностью повторив сюжетную идею (оба произведения описывают один день из жизни высокопоставленного чиновника в антиутопической версии будущей России), Сорокин не сумел воспроизвести ни искрометность юмора mrparker, ни достоверность описываемого им мира.

Если Россия отличника была олицетворением буквально двух-трех ярких и действительно характерных черт сегодняшнего либерализма, то в "Опричнике" его создатель пытается обличить сразу буквально всё, доводя до абсурда прямо противоположные тенденции. Получается, увы, нереалистично.

В книге достаточно много бессмысленной пошлости, может быть, кому-то она кажется смешной, но на мой вкус грубовато.

Продолжение "Дня Опричника" ("Сахарный Кремль") можно было бы назвать "Для тех, кто не понял". Ничего нового, ни свежих мыслей, ни действия; та же версия России описывается ещё раз с другой стороны, но без каких-либо новостей для читателя. Тем кто понимает с первого раза, покупать точно не следует.

(*) я в курсе.
Феликс

Про образование

Люди учатся в школе от 9 до 11 лет, грубо - 1/7 часть жизни. Школьная программа, соответственно, всё это время - главный закон, определяющий человеческую жизнь. По важности и влиянию на человека любой другой нормативный акт, включая Конституцию, и рядом не валялся. Казалось бы, именно об этом документе должна быть постоянная общественная дискуссия, ведь именно он действительно ГЛАВНЫЙ.

Естественно о нем не только никто не говорит и не пишет, но даже и найти его в Интернете я смог далеко не с первого запроса. Но всё-таки смог. http://www.ed.gov.ru/ob-edu/noc/rub/standart/bup/. Если вкратце, не уходя в детали, не говоря о младшей школе и школах с национальным языком преподавания, то картина обязательных предметов с 5-ого по 11-ый класс такая (все цифры часов в год кратны 35, 35 это один урок в неделю):

Русский язык 210 210 140 105 70 35 35
Литература 70 70 70 70 105 105 105
Иностранный язык 105 105 105 105 105 105 105
Математика 175 175 175 175 175 140 140
Информатика и ИКТ 0 0 0 35 70 35 35
История 70 70 70 70 70 70 70
Обществознание (включая экономику и право) 0 35 35 35 35 70 70
География 0 35 70 70 70 35 35
Природоведение 70 0 0 0 0 0 0
Физика 0 0 70 70 70 70 70
Химия 0 0 0 70 70 35 35
Биология 0 35 70 70 70 35 35
Искусство (Музыка и ИЗО) 70 70 70 35 35 35 35
Технология 70 70 70 35 0 35 35
Основы безопасности жизнедеятельности 0 0 0 35 0 35 0
Физическая культура 70 70 70 70 70 70 70

Приблизительно так учился и я, и, думаю, все читатели. С моих времен (14 лет прошло) резко усилен иностранный язык, появилось обществознание и ОБЖ, других заметных невооруженным взглядом изменений нет.

Итак, если говорить русским языком, то главные предметы, которым учат всех без исключения детей - математика, орфография и пунктуация, иностранный язык и чтение классики. Второй ряд - история, география, физика, химия, биология, искусство, обществознание и информатика. Ну и где-то отдельно и вне конкурса труд, физкультура и ОБЖ.

Что из этого реально полезно в жизни? Из математики - арифметика, начала геометрии (про площадь и объём), решение линейных уравнений и понятийный аппарат функций (минимум, максимум, непрерывность, монотонность). Иностранный. Из русского языка - в пределах составления резюме без ошибок. Информатика - не знаю, чему там учат, в ЕГЭ вопросы про переводы из 6-чной системы счисления в 5-ичную, т. е. подозреваю - ничему важному. Будем думать о людях хорошо и предположим, что в обществознании рассказывают действительно полезные вещи. Итого, наскребли на 210 часов в неделю ежегодно. Ещё 140 - физкультура и ко, к которым договорились не приставать. Сумма пока 350, а всего в программе 900-1000, т. е. полезное - в районе 1/3.

Что преподают бесполезного? Безумие русской пунктуации и сложившихся исключений из правил орфографии. Набор основных естественных наук XIX-ого века. Высшую математику (т. к. все мы изучали её в школе, то теорему синусов, да и сами синусы "высшей" называть не принято, грань проводят ещё выше, но суть-то именно такая). Некий набор книг, принятых хорошими и полезными для формирования литературного вкуса и общего развития.

При этом назвать набор даже логичным язык не поворачивается. Вот почему география в нем есть, а медицины - нет? Она более важна в жизни? Да она вообще не нужна, про пляжи в ней в мое время не рассказывали и ничего - все сверстники разобрались, когда понадобилось. Более дико не знать, что Африка южнее, чем Европа, чем то, что двенадцатиперстная кишка короче тощей? Да, но только потому, что одно преподается в школе, а другое нет. Преподавалась бы медицина - знали бы про кишки и не разбирались бы в материках, да и в книжных стояли бы скелеты, а не глобусы.

Что реально дает изучение всех этих диких предметов? Математика (а так же частично физика, и в текущем варианте - примкнувшая к ней информатика) - математическую логику, умение решать четко поставленные задачи и "ребусы". История, биология, русский, география, химия, частично физика - умение зубрить. Литература и искусство - некий, признанный хорошим, вкус. Цель, конечно, не достигается и Сектор Газы среди детей популярнее Му-Му, но это уже детали реализации, а не стратегия. Ещё литература и русский - умение излагать свои мысли (изложения-сочинения).

Что бы в ответ предложили бесстрашные революционеры?

Во-первых, отделить мух от котлет, формальную грамотность от языка, причем в ущерб первой. Миллионы человеко-часов тратятся на то, чтобы миллионы людей писали парашут через "ю", вместо одного закона, разрешающего двойное написание, сейчас и ещё одного, запрещающего "ю", лет через тридцать. У такой реформы языка была бы масса положительных побочных последствий, но просто высвобождение часов в учебном плане - это уже посильнее "Фауста" Гёте. Не учить всем причастным-деепричастным оборотам и однородным частям в сложноподчиненных предложениях. "Запятая ставится там, где подразумевается маленькая пауза в речи или противопоставление при наличии связующего союза, точка с запятой - при большой паузе, двоеточие - перед расшифровкой или уточнением предыдущего текста, тире - вместо пропущенных, но подразумевающихся слов или при противопоставлении без союзов". Чуть поправить и можно выбивать на гранитных скрижалях. А взамен высвободится примерно 805 уроков у каждого российского ребенка.

Оставив изучении грамотности на том уровне, который действительно необходим (стандартизация языка), высвобождаем гигантское время для того, что сейчас является побочным эффектом, а реально в тысячу раз полезнее в жизни, и вводим новый предмет - риторику. Часов эдак на 175 в неделю ежегодно. Умение излагать свои мысли. Умение формулировать свои мысли. Умение объяснять свои мысли. Умение слушать. Умение понимать. Здесь же, параллельно, и прививаем хороший вкус к литературе, но ненавязчиво и гораздо эффективнее. Не "читай Каштанку, она хорошая", а "расскажи о мучениях маленькой собачки, ах, не получается убедительно - ну так посмотри, как гениально в Каштанке написано, умный был этот Чехов".

Сокращая математику (что, кому-то тригонометрия помогла в реальной жизни?) нужно компенсировать сразу два побочных и действительно важных пункта - умение решать поставленные задачи и логику. С логикой всё просто - это отдельный предмет. Причем не аристотелева логика, не булева алгебра, даже не "русская логика" (c), а логика бытовая. "Я безработный негр, ненавижу белых и не хочу работать, Обама требует сокращений пособий по безработице, а Маккейн - увеличения, за кого и почему мне следует голосовать?"

С решением задач - сложнее. Высшая математика бесполезна. Отдельный абстрактный предмет ("вЫсильки прячутся в камышах, размер одной высильки 3см, как и чем можно ловить высилек?") - не хочется, он в общем ничем не лучше математики, хотя будучи более концентрированным и даст лучший результат. Программирование? Оно нужно 1/100 населения, что, конечно, больше, чем тригонометрия, но тоже немного.

Уничтожая историю с географией, надо подобрать другие предметы на хорошую память. Сразу приходят в голову психология и компьютерная грамотность, два объективно полезных в жизни предмета. При этом в компьютерной грамотности не нужно учить программированию и системам счисления, это должно быть не дополнение к математике, а современная замена биологии.

Как пользоваться Word, Excel и Photoshop? (Да, да, именно так! На собеседованиях тоже не знание Google Docs и прочего Open Source спрашивают!) Как пользоваться поисковиками? Что такое спам, как получать его поменьше? Классическое устройство интерфейсов, как разобраться в незнакомой программе? Я понимаю, что бОльшая часть этих знаний успеет устареть до выхода ученика (но не учебника) в свет, но они облегчат ему знакомство с новинками, а память будут тренировать не хуже, чем "Нил - самая длинная река в Африке". С другой стороны, меньшая часть останется актуальной и пригодится.

Зубрежных предметов убрали больше, чем добавили, недостаток можно компенсировать английским. Всяко полезнее.

Итого, получилось в среднегодовом разрезе:

Грамотность 35
Риторика 175
Английский 175
Психология 70
Математика 35
> Дискуссия выявила подозрение на необходимость 70 часов.
Логика 140
Компьютерная грамотность 70
Технология и ОБЖ 70
Физкультура 70
Обществознание 70

Запас в 105 часов на нерешенную проблему компенсации математики-физики в части умения решать ребусы. Озвученные возможные варианты - математика, программирование, отдельный предмет по решению абстрактных задач. Может быть, получится придумать что-то лучше.

Резюме по предметам потерявшим в часах:
русский язык - сейчас изучаемые в школе знания ценны только тем, что изучаются в школе и не нужны больше нигде;
литература - функции по умению излагать свои мысли существенно расширены специальным предметом, в нем же будет прививаться вкус, то, что дети не прочтут из-под палки Гомера - скорее полезно;
математика и информатика - компьютерной грамотности учит отдельный предмет, логике отдельный предмет, сама по себе высшая математика не нужна, решению ребусов часы выделены;
история, география, физика, химия, биология, история искусства - абсолютно бессмысленны в практической жизни, функции тренировки памяти перенесены на другие предметы, совсем-совсем базовые знания по ним можно давать через темы английского, риторики и логики.

Все контраргументы, которые я вижу, не выдерживают никакой критики. В плане осознанно не рассматриваются спорные идеи (например, введение сексуального воспитания или основ православия), у них есть плюсы и минусы, изложены же только те, у которых минусов нет.

Толстый и тонкий

(А. П. Чехов в моем переводе).

----------
На железнодорожном вокзале встретились два приятеля: один толстый, другой тонкий. Толстый только что пообедал в соседнем ресторане, и губы его, подернутые маслом, лоснились, как спелые вишни. Пахло от него коньяком. Тонкий же только что вышел из вагона и был навьючен чемоданами, узлами и коробками. Пахло от него ветчиной и растворимым кофе. Из‑за его спины выглядывала худенькая женщина с длинным подбородком – его жена, и высокий подросток с прищуренным глазом – его сын.
– Прохор! – воскликнул толстый, увидев тонкого. – Ты ли это? Голубчик мой! Сколько зим, сколько лет!
– Батюшки! – изумился тонкий. – Миша! Друг детства! Откуда ты взялся?
Приятели обнялись и смотрели друг на друга глазами полными слез. Оба были приятно ошеломлены.
– Милый мой! – начал тонкий после объятий. – Вот не ожидал! Вот сюрприз! Ну да посмотри же на меня получше! Такой же красавец, как и был! Такой же щеголь! Ах ты, господи! Ну, что же ты? Богат? Женат? Я уже женат, как видишь… Это вот моя жена, Луиза, девичья Ванценбах… из Эстонии… А это сын мой, Никита, в шестом классе. Это, Никитос, друг моего детства! В школе вместе учились!
Никита немного подумал и снял шапку.
– В школе вместе учились! – продолжал тонкий. – Помнишь, как тебя дразнили? Тебя дразнили Геростратом за то, что ты казенную книжку папироской прожег, а меня Павликом Морозовым за то, что я ябедничать любил. Хо‑хо… Детьми были! Не бойся, Никитос! Подойди к нему поближе… А это моя жена, девичья Ванценбах… из Эстонии.
Никита немного подумал и спрятался за спину отца.
– Ну, как живешь, друг? – спросил толстый, восторженно глядя на друга. – Служишь где? Дослужился?
– Служу, милый мой! Майор в штатском уже второй год и благодарность имею. Платят плохо… ну, да бог с ним! Жена уроки музыки дает, я портсигары из дерева на выходных делаю. Отличные портсигары! По тысяче за штуку продаю. Если кто берет десять штук и больше, тому, конечно, скидка. Выживаем кое‑как. Служил, знаешь, в самом министерстве, а теперь сюда переведен начальником отдела … Здесь буду служить. Ну, а ты как? Небось уже полковник настоящий? А?
– Нет, дружище, поднимай повыше, – сказал толстый. – Я уже до замминистра дослужился… .
Тонкий вдруг побледнел, окаменел, но скоро лицо его искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз его посыпались искры. Сам он съежился, сгорбился, сузился… Его чемоданы, узлы и коробки съежились, поморщились… Длинный подбородок жены стал еще длиннее; Никита вытянулся и застегнул все пуговки своего мундира…
– Я… Очень приятно! Друг, можно сказать, детства и вдруг вышли в такие начальники! Хи‑хи.
– Ну, брось! – поморщился толстый. – Для чего этот тон? Мы с тобой друзья – и к чему тут это чинопочитание!
– Помилуйте… Что вы… – захихикал тонкий, еще более съеживаясь. – Милостивое внимание руководства… вроде как бы живительной влаги… Это вот, прошу прощения, сын мой Никита… жена Луиза, из Эстонии, некоторым образом…
Толстый хотел было возразить что‑то, но на лице у тонкого было написано столько благоговения, сладости и почтительной кислоты, что замминистра стошнило. Он отвернулся от тонкого и подал ему на прощанье руку.
Тонкий пожал три пальца, поклонился всем туловищем и захихикал, как китаец: «Хи‑хи‑хи». Жена улыбнулась. Никита шаркнул ногой и уронил фуражку. Все трое были приятно ошеломлены.
---------

Я имел в виду примерно так. Долго думал над папироской (оставить так или всё-таки сделать сигаретой?) и портсигаром (заменить на какой-нибудь более актуальный вариант подработки), maori подсказала более современные имена героев (спасибо!), остальное более-менее прозрачно.